Политика

Через тернии к звездам: чему Украина может поучиться у ФРГ

04 октября 2016 | 18:00

Ситуация в Украине очень напоминает послевоенную Германию, где одна часть страны была прозападной, вторая — пророссийской, пишет американский журнал Foreign Policy.

За последние годы на Украину свалилось множество несчастий: аннексия Крыма, конфликт на Донбассе, гибель тысяч украинцев. В то же время западные страны сплотились вокруг Киева — ввели санкции против России и поддержали реформы.

Украине нужно решать внутренние противоречия — как воссоединиться с оккупированными территориями и при этом продолжать реализовывать реформы. И лучшим решением таких противоречий для Украины, по мнению журнала, может стать опыт послевоенной Западной Германии.

Аналогия несовершенна, ведь Германия тогда только проиграла войну, в то время как Украина независима уже 25 лет. Западная Германия была фактически оккупирована западными союзниками, в то время как Украина рассчитывает только на себя. Кроме того, Восточная Германия была настоящим государством, в то время как принадлежность территорий Донбасса и Крыма оспаривается.

Тем не менее Украина может поучиться у трех немецких канцлеров, возглавлявших ФРГ.

Конрад Аденауэр, ставший канцлером вскоре после войны, был уверен, что Западная Германия стоит перед выбором между единством и свободой. И он выбрал свободу, т. е. прозападную модель. И не зря — ФРГ получила помощь по плану Маршалла, вступила в НАТО и Европейское объединение угля и стали, перевооружилась и извлекла выгоду из «экономического чуда» 1950-х годов.

Украина может узнать, как принятие потери своей территории в кратко- и среднесрочной перспективах поможет ей в будущем. По мнению журнала, стране следует отказаться от своей риторики о воссоединении и официально заявить, что Крым и Донбасс находятся под оккупацией России. Этим власть добьется того, что антиукраинская элита и население этих регионов, находясь какое-то время под протекторатом Москвы, не будут мешать прозападному развитию политических, военных, экономических и культурных учреждений.

Во время правления Вилли Брандта США и Советский Союз стремились улучшить отношения и сократить свои арсеналы ядерного оружия — существование Восточной Германии стало для ФРГ фактом, с которым нужно было считаться.

Новая политика Брандта ради нормализации отношений с СССР, Польшей и Чехословакией предусматривала официальное дипломатическое признание Восточной Германии. Такой подход открыл новые способы воздействия на Восточную Германию и, следовательно, продвижения крупных немецких национальных интересов.

Как и Брандту, Украине, когда она станет достаточно прозападной, придется положить конец конфликту. Немецкий пример показывает, что война не закончится без мирных переговоров с сепаратистами.

Опыт Гельмута Коля может преподать Украине самый обнадеживающий урок — как страна может вернуть свои территории обратно.

После того, как пала Берлинская стена, Коль сформулировал свое видение объединения. К концу 1990 года это видение стало реальностью. Части одной страны объединились не потому, что Бонн сильно этого хотел, а потому, что восточногерманский режим развалился — экономика находилась на грани краха, подавляющее большинство восточных немцев хотели воссоединения, да и Советский Союз был слишком слаб, чтобы остановить это.

Как и Германия Коля, Украина должна думать о воссоединении в отдаленной перспективе. Это осуществится только тогда, когда успех реформированной, европеизированной Украины можно будет сравнить с жизнью в слабой и изолированной России. Страна сможет успешно объединиться, не победив Россию в военном отношении, но выиграв конкуренцию между двумя конкурирующими системами.