Выборы президента

Фактор Савченко и проколы команды Порошенко

19 апреля 2019 | 08:00

Надежду Савченко и Владимира Рубана, подозреваемых в подготовке государственного переворота и терактов, освободили из-под стражи. Их пока не оправдали. Формально дело продолжается, но уже сейчас очевидно, что общественность наблюдает финал «реформы» правоохранительных органов и судебной системы, затеянной Петром Порошенко.

Генпрокуратура: финт ушами

Внефракционный депутат Верховной Рады Надежда Савченко и руководитель центра освобождения пленных"Офицерский корпус" Владимир Рубан, подозреваемые в подготовке государственного переворота и террористических актов, вышли из-под стражи по решению Броварского межрайонного суда.

Генеральный прокурор Юрий Луценко, который еще прошлым летом заявлял о завершении расследования, бросился оправдываться. Дескать, его подчиненные собрали все необходимые доказательства, а судебная система оказалась «тяжело больной» и выпустила потенциальных «террористов» на свободу. Господин Луценко на своей странице в Facebook озвучил следующие причины произошедшего: «разрешенные законом манипуляции с бесконечными изменениями адвокатов», нехватка судей и якобы нежелание отдельных служителей Фемиды делать свою работу.

Генпрокурор «забыл» уточнить важную деталь: суд принимал сугубо техническое решение. В полночь 16 апреля истекла ранее избранная мера пресечения подозреваемых Савченко и Рубана. У подчиненных господина Луценко была возможность внести новое ходатайство об избрании меры пресечения, но они этого не сделали. Формальная причина — якобы отсутствие заранее подготовленного проекта ходатайства. Соответственно, суд, не имея формальных оснований держать Савченко и Рубана в изоляторе, выпускает их на свободу.

Почему сторона обвинения явилась в суд «неподготовленной», зная, что именно в этот день истекают процессуальные сроки, вопрос открытый. В настоящее время согласовывается дата следующего слушания, на котором прокуроры могут выступить с ходатайством. Пока же со стороны все это выглядит как махровая некомпетентность следствия.

«Это репутационная катастрофа для руководства Гепрокуратуры и СБУ. Они весной прошлого года заявили о раскрытии заговора, предотвращении государственного переворота и террористических актов против высшего руководства страны. Через год оказалось, что районный суд отмел все аргументы следствия, выпустив фигурантов из СИЗО», — заявил в комментарии Realist'у политический эксперт Виктор Небоженко.

Наследие «преступного режима»

В реальности, в щекотливом положении оказались все: руководство СБУ, ГПУ и Петр Порошенко, которому они непосредственно подчиняются. С одной стороны, как бы халатность прокуроров, которые якобы «не успели» подготовить новое ходатайство о продлении меры пресечения, датированное 16 апреля. С другой — особенности отечественного Криминально-процессуального кодекса, по которому практически нереально посадить подозреваемых, имеющих деньги и политический вес. «Разрешенные законом манипуляции с бесконечными изменениями адвокатов», на которые пожаловался господин Луценко, — один из способов затянуть процесс, который предусмотрен в КПК.

Нынешнюю версию Криминально-процессуального кодекса принимали еще во времена президента Виктора Януковича, когда Партия регионов фактически контролировала все ветви власти, включая парламент. Для донецкого клана он был своего рода страховкой на случай смены президента. Новое руководство, пришедшее к власти на волне Революции достоинства, бережно сохранило наследие «преступного режима» ради собственных интересов. Команда Петра Порошенко понимала, что он не будет вечно при власти. Рано или поздно против них могут открыть уголовные дела, поэтому «дыры» в уголовном законодательстве не стоит затыкать слишком плотно. Вскоре они могут понадобиться.

Хитрый план Порошенко?

Уже появились первые признаки того, что Петр Порошенко, проиграв выборы, может оказаться фигурантом уголовного дела. Бывший народный депутат Давид Жвания подал иск в Окружной административный суд Киева с требованием запретить Петру Порошенко и еще 180 высокопоставленным чиновникам и судьям покидать территорию Украины после выборов.

Истец просит суд признать противоправной бездеятельность Нацполиции и СБУ, которые не принимают мер в отношении лиц, занимающих высокие политические должности, судей Верховного и апелляционного судов, которые, по его мнению, могли совершать коррупционные преступления. Грубо говоря, господин Жвания просит суд обязать полицию и СБУ завести уголовные дела против Петра Порошенко, спикера Андрея Парубия и прочих руководителей.

Соратники Петра Порошенко, понимая, что президентские выборы ими проиграны, уже ведут парламентскую кампанию. Как отметил Realist'у глава Центра исследований политических ценностей Олесь Доний, им нужно сохраниться в большой политике, обеспечив себя депутатскими мандатами, и по возможности усложнить работу следующему президенту.

«Когда власти нужно было дискредитировать всю патриотическую оппозицию, навесив на нее ярлык „террористов“ и „агентов ФСБ“, то Савченко отправили в изолятор. Теперь, когда выгодно, чтобы она была на воле и дестабилизировала политическую обстановку, ее выпустили, — заявил Олесь Доний. —  Прокуратура не могла „забыть“ внести ходатайство без ведома Юрия Луценко, который в свою очередь не стал бы действовать без предварительного согласования с президентом. Да, это только версия, но она имеет под собой рациональное зерно, ведь после судебной реформы все суды замыкаются на Банковой».

«Неуправляемый тролль»

После выхода из изолятора, представители Надежды Савченко заявили, что она планирует участвовать в парламентских выборах. Эксперты в свою очередь сомневаются, что у нее, даже в случае оправдательного приговора, могут быть серьезные политические перспективы. Освободившись из российского плена, она постоянно попадала в скандалы, последовательно разрушала собственный имидж героя и борца с оккупантами. Она постоянно скандалила с коллегами по парламенту, позволяла себе публичные нецензурные высказывания.

Летом 2016 года она заявила, что для завершения войны нужно будет просить прощение у «ЛНР» и «ДНР». Затем без предупреждения полетела в Москву на суд над украинскими узниками Николаем Карпюком и Станиславом Клыхом. Учитывая, что прямого авиасообщения между Киевом и Москвой нет, она летела транзитом через Минск.

В конце 2017 года она вместе с Владимиром Рубаном отправилась на «переговоры» с тогда еще живым главарем «ДНР» Александром Захарченко. После такого кульбита политики, журналисты и эксперты начали открыто говорить, что Савченко за два года пребывания в российском плену могла завербовать ФСБ. Ее упрекали, что она действует в интересах лидера «Украинского выбора» и кума российского президента Виктора Медведчука, который имел прямое отношение к ее освобождению. Надежду Савченко «взяли» именно в тот момент, когда общественное негодование по поводу ее деятельности было на пределе.

«Рейтинг Савченко колеблется в пределах 1%. И вряд ли он поднимется в ближайшие месяцы, даже если она получит постоянный доступ на один из телеканалов. Она будет „политиком-комментатором“, к которому обращаются ради скандальных заявлений и через которого вбрасывают непроверенные факты и фейки», — сказал Realist’y директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик.

Как полагает глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, участие Надежды Савченко в парламентской кампании — элемент самозащиты, а не конкретный план сохранить депутатский мандат. За последние два года она растеряла свой рейтинг. Теперь у нее нет внятных политических перспектив и публичной ниши, которую она смогла бы занять.

«Ее могут использовать как политического тролля против кого-то. В том числе и против Петра Порошенко, который ее посадил, но не только. Подличать ее системной политической кампании проблематично, потому что она неуправляема. В нынешней ситуации Савченко интересна только Виктору Медведчуку как инструмент пропаганды. Она будет „подсвечивать“ его план по Донбассу, заявляя о необходимости „напрямую“ договариваться с Донецком и Луганском, будет настаивать на уступках, и создавать нужный информационный фон», — сказал эксперт в комментарии Realist'у.

Президент-имитатор

Даже если Петр Порошенко и Юрий Луценко выпустили Надежду Савченко, дабы в перспективе «нагадить» Владимиру Зеленскому, то дело «депутатки-террористки» все равно бросает тень на пока еще действующего президента и власть как таковую. Систематическая дискредитация государственных институтов — визитная карточка всей каденции Петра Порошенко.

Пригласить на государственные должности зарубежных «варягов», раздать им украинские паспорта, пообещать обществу «решительные реформы», а потом ловить этих реформаторов по крышам и вышвыривать из страны. Так происходила дискретизация института украинского гражданства. «Реформировать» полицию, ликвидируя УБОП, а взамен создавать Государственное бюро расследований, в котором «забыли» предусмотреть оперативные подразделения — нивелировать саму суть правоохранительной деятельности и борьбы с криминалитетом.

Протащить через парламент совершенно «беззубый» закон о санкциях, продолжать торговать с Россией и фактически саботировать введение ограничений против телеканалов, которые могут быть связаны с кумом российского президента Виктором Медведчуком. Петр Порошенко при этом постоянно требовал от США и ЕС усилить давление на Москву. Так происходила дискредитация института «украинских санкций» против государства-агрессора.

Отправить украинских моряков через Керченский пролив, проиграть бой российским пограничникам, и начать политическую возню с военным положением вместо того, чтобы планировать операцию по освобождению пленников. Ведь президент и руководство Министерства обороны неоднократно указывали, что россияне начали открыто воевать против нас. Очевидно, что вооруженную агрессию можно отбить только силой, но глава государства предпочел обратиться к западным партнерам. Так при Петре Порошенко происходила дискретизация и деморализация Вооруженных сил, которые превратили в инструмент решения внутриполитических задач.

Савченко и Рубана освободили из-под стражи. Их пока не оправдали, дело как бы продолжается, но уже сейчас очевидно, что общественность наблюдает печальный финал «реформы» правоохранительных органов и судебной системы, затеянной Петром Порошенко. Расследование дела уже дискредитировано, а имидж ГПУ и СБУ -- серьезно подпорчен.

Даже самые наивные порохоботы (те, которые не на зарплате) стенают в Facebook, что дело Савченко-Рубана «футболили» по судам, пока оно не попало к «нужному» судье. Причем это противоречит заявлениям самого Петра Порошенко, который публично называл «судебную реформу» персональным достижением. Теперь, если верить генпрокурору Луценко, судебная система оказалась «больной» и нуждается в санации. Но этим, скорей всего, займется уже следующий президент, парламент и правительство.