G20 и Украина

G20 и «украинский объект»: как обострение украинско-российского конфликта повлияло на Саммит G20

03 декабря 2018 | 08:00

Ко всеобщему облегчению мировых лидеров Саммит G20 в Буэнос-Айресе, проходивший 30 ноября — 1 декабря, не стал последним аргентинским танго. Участники сумели найти компромисс и подписать итоговый документ. Хотя страхи провала Саммита оставались до самого конца. Все решил субботний ужин американского президента Дональда Трампа и лидера Китая Си Цзиньпина. За два с половиной часа они договорились о «перемирии» в торговой войне на 90 дней. Однако текст коммюнике Саммита только подтвердил: мир стремительно меняется, и решать проблемы в рамках устоявшихся международных правил не получается. Именно в признании необходимости менять правила и достигли согласия лидеры крупнейших экономик мира. Украина для мира сегодня представляет одну из таких проблем. Правда, настолько серьезную, что нарушила планы встреч G20. Но выиграл ли Киев от срыва встречи российского президента Путина с Трампом, пока не понятно.

Керченский инцидент на Саммите

Инцидент в районе Керченского пролива случился за неделю до начала Саммита в столице Аргентины, во время которого готовилась полноценная встреча президентов Трампа и Путина. На ней предполагалось обсудить широкий круг вопросов: от договора о ликвидации ядерных ракет средней и малой дальности (Договор об РСМД), ситуации на Ближнем Востоке и до, конечно, военного конфликта на Донбассе. Вместо этого, Путин объяснял мировым лидерам, почему пограничные суда ФСБ напали на украинские военные суда, захватили в плен и потом судили наших моряков.

Президент Трамп также выслушал объяснения Путина во время короткой встречи в кулуарах на второй день Саммита. «Я ответил на его вопросы об инциденте в Черном море. У него своя точка зрения. У меня своя. Каждый остался при своей», — прокомментировал российский президент журналистам.

Субботний ужин президента США Дональда Трампа и лидера КНР Си Цзиньпина спас Саммит G20
Субботний ужин президента США Дональда Трампа и лидера КНР Си Цзиньпина спас Саммит G20

Для Украины выгода от того, что российский президент вынужден был оправдываться, крайне сомнительна. Да он и не оправдывался, а по полной воспользовался возможностью изложить свою позицию.

На встрече с президентом Франции Эммануэлем Макроном Путин с карандашом и бумагой рисовал карту места столкновения, диспозиции сторон, разграничения морской акватории между Украиной и Россией. Рассказывал, как пограничники ФСБ предлагали экипажам украинских судов своего лоцмана для спокойного прохождения к месту их назначения. Но те отказались, что, по словам Путина, подтверждает намерения украинцев нарушить морскую границу России.

Как сообщает международное агентство Al Jazira, Макрон попросил Путина предоставить документы, подтверждающие претензии России к Украине, а также призвал к сдержанности в решении этого конфликта.

Киев же, не имея возможности представить свои аргументы на Саммите G20, больше потерял в имидже, чем подпортил и без того испорченную репутацию Москвы. Путин «со всей откровенностью» объяснял зарубежным журналистам подноготную «провокации Киева» в Керченском проливе: и олигархическую власть вспомнил, и то, что у власти в Украине — партия войны, при которой кофликт на Донбассе никогда не закончится. Даже рассказал, что в захваченных судовых журналах записана задача для наших моряков, скрытно проникнуть в территориальные воды России.

Все зарубежные медиа подали этот конфликт как разногласия в трактовке принадлежности морской акватории. Украина настаивает, что ее суда проходили по международным водам. Россия — что они нарушили ее морскую границу.

Президент Путин по полной воспользовался возможностями Саммита и рассказал все, что он думает об инциденте в Черном море 25 ноября и об украинской власти в целом
Президент Путин по полной воспользовался возможностями Саммита и рассказал все, что он думает об инциденте в Черном море 25 ноября и об украинской власти в целом

Официальный Киев не посчитал нужным реагировать на эти заявления, пассивно наблюдая, как Путин два дня подряд перед всем миром дискредитирует Украину.

Возможно, этим молчанием украинское руководство хотело показать, что не воспринимает всерьез заявления России и уверено, что Запад уже не верит на слово российскому президенту. А зря. Ведь Евросоюз еще не принял решения о расширении антироссийских санкций из-за Керченского инцидента.

Главная битва еще впереди

Традиционно главным переговорщиком по Украине с российским президентом выступила канцлер Германии Ангела Меркель. После разговора с ней Путин сообщил, что инцидент в Черном море будет рассматривать Нормандская четверке с участием Украины. Отвечая на вопрос журналистов о судьбе плененных украинских моряков на пресс-брифинге после Саммита, он сказал, что об этом говорить рано. Оставляя в стороне слова о том, что Киев не ставил этот вопрос перед Москвой, обратим внимание на вторую часть ответа. «Нам нужно установить факт того, что это была провокация, подстроенная украинским руководством, и зафиксировать это все на бумаге», — заявил Путин.

Следовательно, к встрече Нормандской четверки Москва предъявит «полную картину» той широкой провокации Киева (как ее назвал Путин), частью которой и был инцидент в Черном море.


Если украинская сторона к встрече Нормандской четверки не предоставит весомое опровержение всему тому, что наговорил Путин в Буэнос-Айресе, то мы очень рискуем остаться без обещанной всеобъемлющей поддержки для противодействия российской агрессии, а также можем оставить надежды на расширение антироссийских санкций со стороны ЕС.

Да, мировое сообщество поддержало Украину в этом конфликте, основываясь на международном праве. Наши суда имели все формальные основания беспрепятственно проходить в водах Азовского моря и Керченского пролива. Но Россия вынудила мир признать, что фактически она там задает свои правила. И мир — и ООН, и ЕС и Западные правительства — это признают, а заодно и то, что санкции не заставят Кремль изменить позицию.

Но то, что Запад не спешит принимать какие-либо решения в связи с инцидентом в Керченском проливе, красноречиво показывает уровень недоверия к Киеву. Об этом пишет руководитель Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) дипломат Василий Филипчук: «Это недоверие — результат всей внешнеполитической деятельности нынешней власти. Зарубежные партнеры прекрасно видят и понимают, что происходит в стране: разницу между тем, что говорится и что делается, что происходит на самом деле, и что рассказывает украинская пропаганда. Слишком много лжи за последние годы, поэтому никто за рубежом, даже самые большие русофобы, не поверил в необходимость военного положения для противодействия российской агрессии».

Немецкий канцлер Ангела Меркель и российский президент Путин договорились обсудить инцидент в Керченском проливе на встрече Нормандской четверки с участием Украины
Немецкий канцлер Ангела Меркель и российский президент Путин договорились обсудить инцидент в Керченском проливе на встрече Нормандской четверки с участием Украины

Что на сегодня есть у Киева, чтобы развеять это недоверие? Объяснения целей той военной операции? Но общественности публично о таковых не сообщалось — понятно из соображений секретности. Насколько такие прорывные прохождения судов ВМС Украины по контролируемой врагом территории — единственный способ разблокировать путь к Азовским портам? Вот это и нужно доказывать нашим западным партнерам. Насколько они будут убедительны, зависит от искренности украинского руководства. Ведь с 2014 года для западных спецслужб Украина — открытая книга, которую они могут не только читать, но и править.

Военное положение — как ответ на нападение на украинские суда, вероятно, делает позицию Украины более слабой по той простой причине, что введено оно за четыре месяца до планировавшихся выборов президента. Цели и желаемый эффект от него неубедительны.

Те меры, которые предусмотрены действующим военным положением, вполне возможно и нужно было проводить без его введения и намного раньше.

Очевидным остается только один эффект — военное положение создает для нынешней украинской власти, точнее, для президента Порошенко, самое широкое поле для расправы над политическими конкурентами и критиками в среде активной общественности. Да еще позволяет заставить бизнес, который может попасть под действие военного положения, действовать лояльно к кандидату Порошенко, хотя в том, чтобы не поддерживать его конкурентов.

Для лидеров Запада, эти вещи очевидны. Но самое для нас печальное: им это уже совсем не интересно. С таким режимом власти, который сформировался в Украине — высокая коррумпированность с претензиями на узурпацию властных рычагов — Запад не сотрудничает. Разве только, если эта страна богата природными ресурсами, как Саудовская Аравия или та же Российская Федерация.

Желанные аутсайдеры

О том, как Путину не мешает проводить свою политику испорченная репутация на международной арене, напоминать не стоит. У России достаточно возможностей принуждать Запад к диалогу: от строительства газопроводов в обход Украины, вмешательства во внутреннюю политику других стран, участия в войне в Сирии и до нарушения Договора об РСМД.

Более красноречиво изменения правил в мировой политике показывает участие в Саммите G20 в Буэнос-Айресе коронованного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана. На «семейном фото» он в стороне от всех; к нему с широкими улыбками не тянут руку лидеры демократических стран — все из-за серьезных подозрений в том, он заказал убийство саудовского журналиста Джамала Хашогги.

Европейские медиа отмечают: президент Трамп без сюрпризов - самый большой сюрприз
Европейские медиа отмечают: президент Трамп без сюрпризов - самый большой сюрприз

Вместе с тем, хотя большинство зарубежных медиа уже сообщили, по информации своих источников, что ЦРУ и разведки других стран, подтверждают эту информацию, обвинять напрямую лидера самой богатой нефтью страны и крупнейшего инвестора, никто из западных политиков не решается.

Холодность западных лидеров в приветствии коронованного саудовского принца Мохаммеда бин Салмана не умаляет их интереса к нефтяным и инвестиционным ресурсам его страны
Холодность западных лидеров в приветствии коронованного саудовского принца Мохаммеда бин Салмана не умаляет их интереса к нефтяным и инвестиционным ресурсам его страны

С коронованным саудовским принцем приветливо поздоровались лишь Трамп и Путин. Первый сразу открыто заявил, что резонансное убийство не нарушит американо-саудовское сотрудничество. И потом, как показал Саммит в Буэнос-Айресе, мировые лидеры научились работать с Трампом, а тот научился общаться даже с ненавистными ему оппонентами в дипломатических рамках.

Как пишет издание Politico, «чем еще может удивить Трамп? Скорее, сюрпризом будет, если у него не будет никаких сюрпризов».

В резолюции G20 обозначена отдельная позиция США по Парижскому климатическому. Также по настоянию американцев, в нем говорится о необходимости реформы ВТО, так как правила организации не отвечают требованию времени и интересам ключевых игроков.

Но видео дружеского рукопожатия российский президента с саудовским принцем облетело весь мир. А Путину только на руку еще раз подчеркнуть, как он рад приветствовать лидера, который не позволяет влиять на внутренние дела своей страны.

Демонстративная холодность не помешала главам государств G20 обсуждать с саудовским принцем сотрудничество. С ним провели встречи лидеры 12 государств: Китая, Индии, Великобритании, Франции, Южной Кореи, Мексики, др.

Год на перемены

В таком изменяющемся мире упрямство нынешнего руководства Украины продолжать апеллировать к европейским ценностям и международным обязательствам, уже даже не воспринимается нашими зарубежными партнерами. Здесь нужно давать более весомое противодействие, нежели давить на жалость, представляя себя в роли пострадавшего от лукавства мировых политиков, которые когда-то давали обещание сберечь целостность нашего государства, а потом его не сдержали.

То, как был представлен «украинский вопрос» на Саммит G20 в Буэнос-Айресе, окончательно закрепило за Украиной статус объекта международной политики. А как иначе? Пока мировые лидеры обсуждают, как им торговать и по какой модели развивать экономику, мы все убедительнее выставляем себя жертвой.

Следующая встреча «Большой двадцатки» пройдет в Осаке в Японии. И на ней уже будут обсуждаться конкретные изменения правил в мировой политике и торговле.

Очевидно, что и наша проблема будет решаться по новым правилам. Если к тому времени Украина не заявит о своей субъектности, — в экономике, политических реформах, конкретных предложениях разрешения конфликта с Россией — то эти правила могут оказаться очень неудобными для нас.