Война России против Украины

Гибридное военное положение в гибридной войне: что решат 30 дней для Украины

27 ноября 2018 | 14:10

Верховная Рада вчера поздно вечером приняла закон, утверждающий Указ Президента (скачивается по ссылке — R°) о введении военного положения на части территории страны (10 областей) на 30 дней с 28 ноября. «За» проголосовали 276 нардепов при минимально необходимых 226. Так, на пятом году войны России против Украины отечественное политическое руководство решилось на введение в стране военного положения. Поводом послужило нападение российских пограничников на украинских военных моряков в районе Керченского пролива. Россияне ранили и взяли в плен нескольких украинских военнослужащих, а также захватили два боевых катера и один буксир. Но оппоненты президента Порошенко усматривают в этом решении больше политической выгоды, а именно оттянуть дату проведения президентских выборов. Общественность и многие аналитики критикуют президента за это решение в свете того, что в период наиболее интенсивных боевых действий и захвата украинских территорий на Донбассе, Порошенко так и не вводил военное положения, хотя того прямо требует Конституция. А военные эксперты утверждают, что подобных столкновений с россиянами, которое произошло в воскресенье, вполне возможно было избежать — и уж тем более фактического поражения и захвата в плен украинских моряков. Realist разбирался, чего больше в решении о военном положении: заботы о стране или предвыборной тактики, и какие вопросы позволит решить его введение в течение месяца.

Военно-предвыборный компромисс

Выступая в парламенте, президент Петр Порошенко заявил, что частично изменил свой указ, предложив ввести военное положение не на всей территории Украины, а только в областях, граничащих с РФ, непризнанным Приднестровьем и расположенных на побережье Азовского и Черного морей. Речь идет о Винницкой, Одесской, Николаевской, Херсонской, Запорожской, Донецкой, Луганской, Харьковской, Сумской, Черниговской областях, а также о внутренних водах Украины в Азово-Керченской акватории.

Петр Порошенко подчеркнул, что нормы военного положения будут применяться только в случае наземной российской военной агрессии. «Как только российский солдат пересечет украинскую границу, я не буду терять ни секунды для того, защитить украинскую землю», — заявил президент.

Народные депутаты восприняли его заявления без особого энтузиазма. Сквозь крики в сессионном зале даже звучала нецензурная брань. Порошенко пришлось просить их «перестать материться». Президента обвиняли в попытке отсрочить выборы в 2019 году и как бы «законно» узурпировать власть в стране.

Компромисс был найден. Во-первых, Порошенко отказался от своего вводить военное положение на 60 дней. А во-вторых, сразу после принятия закону о военном положении, Рада утвердила постановление о назначении президентских выборов на 31 марта 2019 года.

Легализация бесправия?

Не смотря на заверения президента, вторая версия его Указа отличается от первой (при переходе по ссылке скачивается документ — R°), в котором на предлагалось военное положение на 60 дней, только сроками: один месяц вместо двух. В итоговой версии Указа претензии общественности вызвал пункт 3 о возможном ограничении конституционных прав и свобод на время действия военного положения.

«Могут ограничиваться конституционные права и свободы человека и гражданина, предусмотренные статьями 30 — 34, 38, 39, 41 — 44, 53 Конституции Украины, а также вводиться временные ограничения прав и законных интересов юридических лиц в пределах и объеме, которые необходимы для обеспечения возможности внедрения и осуществления мер правового режима военного положения, предусмотренные частью первой статьи 8 Закона Украины «О правовом режиме военного положения», — говорится в документе.

К примеру, ст. 53 Конституции гарантирует право на образование, а ст. 38 и 39 касаются права на участие выборах и мирных протестах. Ст. 41 гарантирует право на предпринимательскую деятельность.

Но наибольший интерес представляют статьи 30−34: в них речь о праве не тайну переписки, телефонных разговоров, неприкосновенность жилища, и право на свободное высказывание своих взглядов.

Нардепов не смутило в президентском Указе ограничение действия этих статей. Проголосовав за закон, они уточнили только перечень территорий, на которых вводится военное положение, его сроки, а также отдельным постановлением назначили дату президентских выборов. Вышеописанный пункт 3 остался без изменений.

«Странное» постановление — президентские хитрости

Депутаты, эксперты и общественность задались вопросом, почему президент решил ввести военное положение именно сейчас, а не раньше, когда для этого было предостаточно поводов: аннексия Крыма, российское вторжение на Донбасс, Иловайский и Дебальцевский «котлы», оборона Донецкого аэропорта.

Как и для чего может использоваться военное положение, зависит от целей руководства. «Военное положение — инструмент государственной политики, имеющий две составляющие: военно-стратегическую и внутриполитическую. В первом случае речь идет об отражении агрессии, освобождении оккупированных территорий и граждан страны; во втором — о комплексе внутриполитических мероприятий, реализация которых поможет решить военные и стратегические вопросы», — объясняет Realist’у суть военного положения эксперт по международной безопасности фонда «Майдан закордонных справ» Алексей Куропятник.

Эксперты видят в Указе президента перекос именно в политическую сторону: внутриполитические мероприятия и возможные ограничения гражданских прав и свобод. Речь не шла о восстановлении территориальной целостности, освобождении Крыма, Донбасса и украинских моряков, которые сейчас оказались в лапах ФСБ.

«Военное положение должно быть адекватным военно-политической ситуации. Логично, если оно вводится на территориях, которые могут подвергнуться нападению противника. С другой стороны, у нас есть информация, что к концу года из ВСУ планируют уволиться около 29 тыс. опытных офицеров, которые составляют боеспособный костяк нашей армии. Они устали от того, что происходит в армии и политике. При этом власти некем их заменить, поэтому президент и командование, введя военное положение, пытается задержать этих людей на службе», — сказал Алексей Куропятник.

Наблюдатели сомневаются, что инициатива президента связана с обороной страны. Зато в ней явно просматривается отчаянное желание Порошенко если не отменить, то оттянуть выборы президента. В период действия военного положения он сможет окончательно монополизировать информационно-агитационное поле и расправляться со своими конкурентами уже не по правилам мирного времени.

«Мы понимаем, что введение военного положения не вернет нам Крым, Донбасс. Зато оно позволит власти завинтить гражданские права и свободы, купировать протестную активность, запретив митинги и демонстрации. Команда президента пыталась выиграть для него время, перенеся сроки выборов на более удобный для них период», — комментирует Realist’у директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Президентская гонка должна была стартовать в конце декабря. Если бы парламент ввел военное положение на два месяца, то ее начало и выборы сместились бы.

Бортник, комментируя идею президента ввести военное положение на 60 дней, отмечает, что Банковая хотела сдвинуть дату президентских выборы на конец весны или лето, то есть после окончания отопительного сезона. Тогда избирателей можно будет отвлечь от повышения тарифов и падения уровня жизни, на чем строят кампанию конкуренты Порошенко.

Аналогичное мнение озвучил и бывший судья Конституционного суда Виктор Шишкин. Он обратил внимание Realist’а, что в Указе речь идет о возможном ограничении действия статей 38 и 39 Конституции. Первая гарантирует право граждан на участие в управлении государством (избирать органы государственной власти и быть избранными в них), вторая — право на мирный протест.

«Граждане могут участвовать в управлении государством в различных формах, в том числе путем голосования на референдумах и выборах. Возможное ограничение действия этой нормы может указывать на попытку „красиво“ отсрочить выборы и сохранить Петра Порошенко в президентском кресле», — пояснил Виктор Шишкин. Он отметил, что введение военного положения в некоторых областях не обязательно может привести к ограничениям конституционных прав на этих территориях. «Формулировка „могут ограничиваться“ не означает, что права действительно ограничат. Многое будет зависеть от конкретных обстоятельств», — считает эксперт.

Воевать нельзя сдаваться

Президент Порошенко заверил граждан, что введение военного положения не означает войну с Россией, отказ от «политико-дипломатических способов» урегулирования конфликта на Донбассе. Значит наше военно-политическое руководство не намерено военным способом вызволять плененных украинских моряков, а будет и дальше вести переговоры с государством-агрессором при содействии Запада.

Нападение российских пограничных судов на наших военных моряков в районе Керченского пролива поставило Порошенко в неоднозначное положение. С одной стороны, констатируем военное поражение и унижение. И снова наше военное командование показало неготовность к быстрому ответу в критической ситуации: направляя корабли в Керченский пролив, оно не учло вероятность агрессивной реакции Москвы.

«Россияне не сразу решились напасть на наших моряков. Они некоторое время шли за ними, видимо, решая, как именно реагировать. Нашему командованию следовало обеспечить катерам поддержку с воздуха, но авиация на помощь не пришла, хотя россияне не демонстрировали готовность применить ПВО», — сказал Realist’у военный эксперт Юрий Бутусов.

Глава правления Международного центра перспективных исследований, дипломат Василий Филипчук в первую очередь обращает внимание на специфику военной операции, которую пыталось провести отечественное командование, а именно: проход военных катеров по территории, которую де-факто контролирует враг.

«И допустить врага на корабль для прохождения пролива нельзя — это же враг, и не допустить тоже не можем: де-факто он контролирует пролив. Это если бы наша армия решила провести передислокацию военных батальонов из Краматорска в Мариуполь через Донецк. Ведь это — тоже украинская суверенная территория, и в принципе у нашей армии есть все формальные правовые основания, но она этого не делает, поскольку тогда возобновятся полномасштабные боевые действия», — пишет Филипчук на своей странице в Facebook.

С другой стороны, Кремль впервые уже не гибридными методами, а под государственным флагом Российской Федерации открыто атаковал украинских военных. Возник вопрос: почему россияне на пятом году войны против Украины фактически оказываются от своей концепции «настамнет»?

На фоне попыток президента Порошенко ввести военное положение и отсрочить выборы, инцидент в Керченском проливе «обрастает» множеством неприятных для украинских властей версий. В том числе, высказывались предположения, что Банковая и Кремль могли действовать в унисон. Петр Порошенко заинтересован в переносе выборов, а Владимиру Путину нужна «маленькая победа», чтобы подправить пошатнувшийся рейтинг.

«На сегодняшний день мы не можем отбрасывать никакие версии. Честно надеемся, что наш президент не действует в сговоре с российским. Но стоит признать, что на сегодня для Кремля, с точки зрения разрушения украинской экономики и основ государственности, президент Порошенко — лучший кандидат. Да, прямых доказательств этого нет, но речь идет о предположении, имеющем право на существование», — говорит Алексей Куропятник.

Открытое нападение на украинские корабли приведет к дальнейшей изоляции Москвы и введению новых санкций. Россияне пошли на это по ряду причин: перспективы предоставления Украине томоса на автокефалию православной церкви, разоблачение агентов ГРУ, провал попыток навязать собственный сценарий реализации «минских договоренностей». Москва, как и в 2014 году, бьет по Киеву, но преследует цель убедить Соединенные Штаты и Евросоюз, что рассматривает Украину исключительно как территорию «российского влияния», на которой она может делать все, что посчитает нужным.