Медреформа

Отстранение Супрун: что останется от медреформы после выборов?

06 февраля 2019 | 16:56

Окружной Административный суд Киева временно отстранил и.о. министра охраны здоровья Ульяну Супрун от исполнения своих обязанностей, удовлетворив иск нардепа из «Радикальной партии Олега Ляшко» Игоря Мосийчука. Сам глава партии своего имени победоносно написал об этом в Facebook. Решение суд принял 5 февраля на основании «признаков очевидной противоправности» в том, что ответчица руководит министерством в статусе и.о. более одного месяца, что не предусмотрено законом. Теперь Супрун, согласно решению суда, в праве исполнять обязанности первого заместителя главы МОЗ. По сути, иск «радикалов» не отстранял Супрун от топ-руководства министерством, но существенно уменьшил ее полномочия с прежней ответственностью. Первым должностным лицом в министерстве все равно остается она.

Немногим меньше года в стране внедряется кардинальная реформа системы медицинских услуг. Не то, чтобы с голосования за соответствующий закон в парламенте — как только проект медреформы был представлен — началось серьезное противодействие среди политиков и деятелей медицины. В Верховной Раде дважды пытались уволить Супрун.

Недоувольнение, но значительно связывающее руки и без того и.о. министра за два месяца до выборов президента железобетонно доказывает намерение использовать админресурс для получения голосов бюджетников из медицинской сферы. Чужая для системы (не только медицинской) экс-американка, которую не получается направлять в нужное политическое русло даже в ее статусе и.о., Ульяна Супрун — ненадежный партнер для успешной агитации медиков. Но унесет ли год двойных выборов — двойного популизма и множественных теневых договоренностей — изменения, которые начались в медицине? Возможен ли откат медреформы, выяснял Realist.

Разношерстная армия противников

Вдвое-втрое выросли доходы семейных врачей в течение последнего года, точнее, десяти месяцев со старта медицинской реформы в Украине. Тогда поликлиники начали получать финансирование от государства по принципу «деньги ходят за пациентом», и медучреждения стали заинтересованы, чтобы их выбрали как можно больше людей. Также украинцы получили возможность самостоятельно выбрать своего семейного врача, что тоже заставляет врача интересоваться мнением пациентов и следить за качеством предоставляемых им услуг.

Сама Супрун уже заявляет, что после решения Окружного админсуда о ее отстранении от должности главы МОЗ над медреформой нависла серьезная угроза. Более того, из ее слов следует, что политики своими действиями поставили под угрозу здоровье и жизнь украинцев. «Как лекарства на 633 млн грн, уже закупленные на деньги налогоплательщиков, и которые ожидают отправки в регионы, будут доставлены в медучреждения? Ведь под распределением препаратов должна стоять подпись и.о. министра», — написала она в Facebook.

C момента назначения в августе 2016 года и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун стала мишенью критиков ее медреформы. Профильный комитет Верховной Рады во главе с Ольгой Богомолец — изначальный конкурент Супрун в медицинской сфере — дважды обращался к Кабмину с требованием отправить в отставку главу Минздрава и ее заместителя Александра Линчевского.

В команду против Супрун собрались нардепы из разных политсил: помимо упомянутой Ольги Богомолец из фракции БПП, Игорь Мосийчук из «Радикальной партии» и бывший УКРОПовец, а ныне внефракционный Виталий Куприй, и Сергей Власенко из «Батькивщины».

По словам самой и.о. министра, она одновременно получила пять повесток в суд. К примеру, в начале года ее вызвали в суд по иску нардепа Сергея Власенко и Счетной палаты в связи с жалобой того на то, что ему «вовремя не ответили на запросы».

Порошенко разрешил «тушить» Супрун

Одна из причин, почему Супрун собирает столько негативных отзывов, в консерватизме чиновников, а также политиков, так или иначе связанных с медициной. А тут — американка, из абсолютно иной системы не только медицинских услуг, но и работы госаппарата, со своим приходом в Минздрав передала международным организациям все госзакупки медпрепаратов. По ее словам, речь идет о 5 — 6 млрд грн ежегодно. С введением более прозрачных механизмов закупок государство начало закупать по ценам на 40% ниже прежних.

Действующий президент согласился на отставку и.о. главы Минздрава, и это якобы согласовано с премьер-министром Владимиром Гройсманом (увольнение Супрун входит в компетенцию Кабмина). Эта информация стала известна от президента Ассоциации психиатров Украины Семена Глузмана. Сначала Глузман якобы разослал е-лист руководителям психиатрических учреждений, а издание Bihus.info сообщило, что получило от анонима копию упомянутого письма. Сам Глузман в дальнейшей подтвердил журналистам издания, что решение об увольнении Супрун власть уже приняла.

«Если останется Петр (Порошенко — ред.), то я примерно понимаю, кого могут назначить министром. Он — депутат, нормальный человек … Петр сказал ее (Супрун — R°) „тушить“ уже. Но, очевидно, давление идет какое-то. Американское давление, очевидно», — прокомментировал Глузман

Глузман выступает последовательным критиком медреформы, касающейся психиатрии. Объясняя причины его решения поддержать Юлию Тимошенко как кандидата в президенты, он пишет, что действующая команда Минздрав ввела «социальную пропасть» своей медреформой. «И я категорически не хочу повторения того, что сегодня является „реформой системы общественного здравоохранения по Порошенко-Супрун“. Я не хочу повторения этого позора и этого неуклонно, упрямого движения к социальной пропасти. К катастрофе», — написал он 30 января в Facebook.

Последует ли за временным недоувольнением и. о. министра здравоохранения ее отставка, наблюдатели пока затрудняются сказать. На прямой вопрос Realist’a об отставке Супрун представитель МОЗ Ябчанко ответил, что комментировать такие заявления — «нонсенс, потому что есть определенные процедуры назначения и увольнения тех или иных должностных лиц».

Сама Супрун не раз заявляла о том, что ее могут заменить другой кандидатурой после парламентских выборов. Но при этом уверена, что медреформа продолжится В интервью украинским медиа она утверждает, что принятой законодательной базы уже достаточно, чтобы сделать реформу необратимой.

Возможен ли откат реформы?

Формально смена руководства Минздрава не должна задеть процесс внедрения изменений в медицинскую сферу. Медреформа защищена двумя специальными законами — о финансовых гарантиях № 6327 и о развитии сельской медицины № 7117 «Даже уже в момент голосования (19 октября 2017 года — R°) по сессионному залу еще носились владельцы и владелицы частных клиник, а также лоббисты глав государственных медучреждений. Они хватали за руки коллег с просьбой не голосовать», — описывала вице-спикер Ирина Геращенко принятие этих законов.

Пока принятые законы защищает «реформу Супрун». Однако какова ее судьба будет после парламентских выборов 27 октября, неизвестно.

«Эта реформа прописана в законе. Для того, чтобы отменить трансформацию (изменения в рамках медреформы — R°), нужно принять (новый — R°) закон. Ответ на ваш вопрос зависит от того, сделают это или нет народные депутаты. Сейчас не вижу никаких для этого предпосылок. Если изменится состав, то да, несомненно, такие риски появятся», — прокомментировал Realist'y спикер МОЗ Александр Ябчанко.

Тамила Лепешкина, региональный координатор по вопросам поддержки реформы здравоохранения в Киевской и Винницкой обл. Программы «U-Lead с Европой» заявила Realist'y, что точку невозврата медицинская реформа в Украине уже прошла. И это оказался единственный оптимистический прогноз среди опрошенных экспертов.

Секретарь общественного совета при Минздраве Евгений Гончар убежден, что год двойных выборов для реформы уже замедляющий фактор, а возможно в период предвыборного популизма процесс реформирования медицины вообще будет остановлен. Тем не менее соглашается, что отыграть назад уже запущенные изменения будет не просто. «Мне кажется, что уже много сделали. В том плане, что показали, что можно иначе жить. К примеру, изменения первичной системы помощи уже нельзя откатить. В отношении вторичного звена, то мне кажется, что здесь может быть определенная угроза», — рассказал Гончар.

Изменить формально «бесплатную медицину» на гарантированный государством пакет бесплатных услуг, вычистить неэффективность, бюрократию, поднять доход медработников, убрать паразитирующих на государственных закупках дистрибьюторов и в конце концов перевести часть системы в электронный формат и приучить к нему пациентов, медработников и медучреждения – на все это еще нужны годы работы. Еще предстоит реформировать вторичное звено (амбулаторное лечение) и третий этап – стационарное лечение.

«Я вижу вызов именно для e-health в этом году. Сейчас есть грубо говоря реестры базовые: реестр врачей, пациентов, деклараций и реестр самых заведений. Это такая очень базовая и простая вещь. И медицинские информационные системы, которые сейчас помогали и установлены по всей стране, они обеспечивают только этот функционал, или немного дополнительного. И проблема может возникнуть из-за того, что средства на внедрение полноценных информационных систем, которые позволяли хранить данные о пациентах, финансовые модули, бухгалтерские», — объясняет в комментарии Realist’y глава ОО «Платформа здоровья» Тимофей Бадиков. И добавляет, что без полноценной электронно-информационной системы уже не смогут быть запущены второй и третий этап реформы — амбулаторного и стационарного лечения.

На самом деле, сопротивление на последующих этапах медреформа вызовет уже не просто на уровне политических заявлений, но действенное — со стороны руководящего звена медработников, бизнесменов, высокопоставленных чиновников и политиков. Вторым вызовом является вторичка. Третий уровень — это там, где есть очень много средств.

«Врачи «первички» – люди бедные, и поэтому их сопротивление было более детским, в основном, за счет манипуляций. А вот третий уровень – там есть за что бороться!, - говорит Тимофей Бадиков, - поэтому я скептично смотрю на перспективы продолжения реформы. Считаю, что надо сконцентрироваться на укреплении изменений «первички», чтобы уже потом она вытаскивала следующие звенья системы».

Изменения в сфере медицинских услуг затронули интересы главных врачей и фармацевтических компаний, много лет работавших в старой системе. Адептов псевдобесплатной медицины хватает как в стенах медучреждений, так и в парламенте.

Интересно, что само ожидание неизбежности изменений уже заставляет отказываться от привычной практики тех медработников, которые привыкли собирать с пациентов «благотворительные взносы», на врачей, которые используют государственные больницы как площадку для личного обогащения — причем, без уплаты налогов.

Очевидно и другое: министр и даже одна команда не сможет реализовать столь масштабные изменения. Политические условия, в которых нужно менять постсоветскую коммерцинализированную систему якобы бесплатной медицины, которая по факту работает вне закона, предопределят успех или провал медреформы. Лучше все же прочитать не только надписи на билбордах, но и что написано в предвыборной программе, а еще лучше поинтересоваться политической карьерой и опытом работы кандидатов.