Индо-пакистанский конфликт

Перерастет ли индо-пакистанское напряжение в схватку между ядерными державами

01 марта 2019 | 12:00

В ответ на обстрел индийскими военными мусульманских экстремистов 14 февраля боевик — самоубийца из террористической организации «Джаиш-э-Мухаммад» (Армия Мухаммада) совершил подрыв в колонне индийских полицейских на индийской территории штата Джамму и Кашмир. Если бы не такое большое количество жертв (46 погибших), этот теракт не вызвал бы такого резонанса. Ведь этот район (около 15 млн жителей) стал самым «огнеопасным» в регионе, «горячей точкой» противостояния ядерных держав Индии и Пакистана. Группировка «Джаиш — э — Мухаммад» давно добивается отделения штата от Индии. В Пакистане эта организация запрещена и действует под другими названиями. ООН, США, Индия, Великобритания определяют ее как террористическую организацию. В периоды напряжения в Кашмире вводится комендантский час. В прошлом году от рук террористов в районе погибло более 500 человек, как мирных жителей, так и военных. Эта цифра составляет печальный рекорд последнего десятилетия в регионе. В чрезвычайно милитаризованной зоне, на границе между Индией и Пакистаном размещены международные миротворцы. Границы в регионе между государствами не везде узаконены и линии раздела являются только контрольными. Одной зоной управляет Пакистан, второй — Индия и небольшой третьей — Китай. Конфликты между Индией и Пакистаном не прекращаются с момента образования Пакистана как национального очага для мусульман в 1947 году. За это время произошло две полномасштабные войны (1947 и 1965 годах) и одна скоротечная — в 1971 году. Ежегодно происходит множество крупных и мелких пограничных конфликтов. В войнах погибло несколько десятков тысяч человек. Лорд Назир Ахмед, член британского парламента, специалист по Кашмиру, считает, что «заморозка» конфликта еще больше превращает регион в базу террористов.

В ответ на февральский теракт армия Индии впервые после 1971 года осуществила массированную воздушную атаку наземных целей на пакистанской территории: баз террористов; тренировочных лагерей и складов. Индийское новостное агентство ANI сообщило, что 12 индийских самолетов «Мираж 2000» сбросили однотонные высокоточные управляемые бомбы на заранее намеченные объекты террористической инфраструктуры мусульманских экстремистов группировки «Джаиш-э-Мухаммад». Заместитель министра иностранных дел Индии Виджай Гокхале заявил индийским журналистам, что «таким превентивным ударом» была ликвидирована большая группа боевиков, старших командиров и инструкторов, готовившихся к боевым действиям. Хотя Вашингтон одобрил эту атаку как мероприятие по борьбе с террором, но упомянутый воздушный налет существенно обострил обстановку в регионе. Пакистан потребовал от Индии доказательств, что террористы действовали по его указке, и пригрозил возмездием, в случае дальнейших индийских атак на пакистанской территории. Национальный комитет безопасности Пакистана заявил, что нанесет ответный удар, когда он сочтет нужным. Нью-Дели и Исламабад отозвали соответственно своих послов «для консультаций». Через две недели после теракта Пакистан и Индия сбили по несколько самолетов, выживший летчик арестован (28 февраля пакистанская сторона пообещала его вернуть — агентство Аль Джазира). Индия не ожидала такого резкого ответа ВВС Пакистана, уничтоживших несколько индийских самолетов и один вертолет. На линиях соприкосновения между враждующими сторонами периодически возникают перестрелки из легкого оружия и минометов, а иногда наносятся артиллерийские удары. Индийские власти объявили об ограничении полетов воздушных суден над своей территорией.

Чего хочет Индия

Много лет Индия требует от Пакистана искоренения исламского терроризма. После прямых столкновений в 1947, 1965 и 1971 годах в борьбе за Кашмир, Пакистан больше пытается действовать через различные террористические группировки. Так возник Каргильский конфликт (1999 год), в котором Пакистан действовал против Индии через моджахедов. Население Индии превышает население Пакистана на 1 млрд человек и вполне понятно, что Исламабад, финансово «подбадриваемый» то Ираном, то Саудовской Аравией, вынужден бороться с Индией партизанскими методами, избегая прямого масштабного боевого столкновения. Уже больше 50 лет ООН предлагает провести в Кашмире референдум, чтобы опираться на мнение местного населения при принятии политических решений. Индия сначала поддерживала эту идею, но потом решила, что референдум не нужен, поскольку в «индийской» части Кашмира проходят выборы, результаты которых отражают мнение населения. Пакистан уверен, что многие жители региона не хотят жить под контролем Индии, и вместо этого хотели бы жить в Пакистане или в новом независимом государстве. Ведь население «индийской» части Кашмира в своем большинстве — это мусульмане. А Кашмир — единственный штат в Индии, где мусульмане составляют большинство. Проблема мусульманского Кашмира, его отторжение индийским обществом, постоянно влияет на отношения между Индией и Пакистаном и любая провокация может вызвать полномасштабную войну между ядерными державами, что особо тревожит мировое человечество. На данный момент после авиационных атак Индия решила не останавливаться в противоборстве с Пакистаном и подняла пошлины на пакистанские товары до 200% и лишила его статуса наибольшего благоприятствования, что ведет практически к разрыву экономических связей. Премьер — министр Индии Нарендра Моди предоставил армейской группировке полную свободу действий на пакистанской территории, где укрываются отряды «Джаиш-э-Мухаммед».

После нападения пакистанских ВВС в четверг 21 февраля индийский премьер пообещал «изолировать» Пакистан от международного сообщества всеми доступными дипломатическими методами. Многие аналитики склонны считать, что оглушительное поражение партии Моди в пяти штатах на выборах зимой вынуждает его делать свою риторику более жесткой и популярной для обывателя перед весенними парламентскими выборами.

В ответ на требование Пакистана о доказательстве его причастности к поддержке террористов, в Индии главенствует точка зрения, что и доказывать ничего не надо. Руководство группировки, в том числе Масуд Азхар, лидер «Джаиш-э-Мухаммед», взявшей на себя ответственность за теракт, не скрываясь, живет в пакистанском Пенджабе. В Индии это хорошо известно, поэтому общественный консенсус по вопросу «кто виноват» в проблемах Кашмира уже давно сформирован. Тем не менее, индийские власти ничего не могут поделать с тем, что мусульманская молодежь Кашмира все быстрее радикализируется и постоянно пополняет ряды джихадистов на соседней пакистанской территории. Редактор Службы Би-би-си на языке урду Фараз Хашми говорит, что, по всей видимости, «пакистанские спецслужбы закрывают глаза на деятельность боевиков по одной причине: в отличие от, например, „Талибана“, они действуют в Кашмире и против индийцев».

Когда тела погибших стали доставлять в маленькие индийские города и деревни, где они жили, на улицы вышли толпы людей с национальными флагами. Они требуют отмщения. В городе Джамму, который служит зимней столицей штата Джамму и Кашмир, власти были вынуждены ввести комендантский час, чтобы защитить от угроз избиений тех кашмирцев, которых индусы подозревают в симпатиях к боевикам. В то же время, согласно сообщению Times of India, генералы в Дели обсуждают варианты применения силы против террористов и их покровителей. Они могут включать атаки сухопутных войск и захват некоторых высот вдоль линии контроля (фактической границы). Или точечные удары по опорным пунктам боевиков (но не по базам пакистанской армии). МИД Индии дал понять, что в разворачивающемся конфликте США стоят на ее стороне. При этом он сослался на разговор помощника премьер-министра Индии по национальной безопасности Аджита Довала с советником США по национальной безопасности Джоном Болтоном. В сообщении МИД говорится, что «советники двух стран поклялись работать вместе, чтобы призвать тех, кто стоит за терактом, к ответу».

Ситуация в Кашмире обостряется уже несколько лет.

Прямые переговоры между правительствами Индии и Пакистана по Кашмиру не ведутся уже два года, хотя военные по обе стороны границы поддерживают связь. Так называемый «комплексный диалог» между государствами не ведется с момента нападения джихадистов в Мумбаи в 2009 году. С приходом к власти индийский премьер-министр Нарендра Моди занял более жесткую позицию по Кашмиру, чем его предшественники. Он фактически предоставил карт-бланш военным в борьбе с мусульманским экстремизмом, резко увеличив закупки военного снаряжения противотанкового назначения. Это явно делается для борьбы с пакистанскими бронетанковыми силами, превосходящими в этом компоненте современных боевых действий индийскую армию. Оба государства обладают ядерным вооружением: по 120 — 130 ядерных боеголовок к авиабомбам. Это практически выравнивает их шансы на «нулевое» выживание и, соответственно, более или менее гарантирует неприменение ядерного оружия.

Что нужно Пакистану

Пакистан заявил, что готов к диалогу и предложил индийской стороне совместно расследовать инцидент от 14 февраля. Индия в ответ утверждает, что пакистанская сторона знает, где находятся террористы и просит выдать их для проведения следственных действий. Премьер-министр Пакистана Имран Хан, выступая по телевидению, предупредил премьер-министра Индии Наредру Моди, что если Индия начнет боевые действия на пакистанской территории, то Пакистан незамедлительно нанесет ответный удар. Хан призвал Моди прекратить бездоказательно обвинять Пакистан в поддержке террористов. Также он отметил, что «только диалог решит проблему Кашмира». Следует отметить, что даже если бы Имран Хан захотел выдать исламских боевиков Индии, он не смог бы это сделать. Труднодоступные горно — лесистые территории, где базируются боевики, уже давно не контролируются центральным правительством.

Еще в 2016 году пакистанские спецслужбы безуспешно пытались поймать исламских боевиков, причастных к убийству 19 индийских военнослужащих. Телеканал Geo TV сообщил, что на своем заседании совет национальной безопасности Пакистана решительно отверг утверждения Индии о том, что удар индийских «Миражей» был нацелен на только лагерь исламских боевиков, но и на поселения мирных граждан. Пакистан утверждает, что массированная авиационная атака, осуществленная перед весенними парламентскими выборами в Индии (дата еще не определена — Realist) являет собой серьезную угрозу миру и стабильности в регионе. По данным телеканала, Пакистан планирует поднять вопрос нарушения Индией линии контроля в международных организациях, в частности, в ООН и в Организации Исламского сотрудничества. При этом министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Куреши отметил, что вооруженные силы страны готовы ответить на любую военную агрессию. Он сказал: «Нашему народу не стоит беспокоиться из-за действий Индии, поскольку наши вооруженные силы полностью готовы дать ответ она любую военную авантюру. Пакистан знает, как защитить себя». По его словам, Пакистан является «ответственной страной, а потому должен действовать ответственно, мудро и терпеливо». Он добавил, что «мы — миролюбивый народ, и нам удалось добиться прогресса в борьбе с терроризмом».

Индия и Пакистан должны сами договорится

Кризис в отношениях двух ядерных держав вызвал незамедлительную реакцию мирового сообщества. Евросоюз призвал к сдержанности, официальный представитель внешнеполитической службы Майя Косьянчич на брифинге отметила, что «ЕС призывает Индию и Пакистан проявлять сдержанность и не допускать эскалации напряженности». В свою очередь генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш призвал Индию и Пакистан предпринять незамедлительные шаги по деэскалации возникшей напряженности.

Индия решила «разыграть» возникшую ситуацию по борьбе с терроризмом до полной изоляции Пакистана на международной арене, рассчитывая на полную поддержку США, ведь американский президент Дональд Трамп назвал Пакистан «спонсором терроризма». Но Трамп слегка поторопился, не подумав о том, что только через Пакистан могут осуществляться американские поставки в Афганистан. Россия и Китай поддержали Индию и осудили поддержку терроризма, но не назвали при этом Пакистан. В отличие от упомянутых стран, КНР сбалансировано нарастила сотрудничество с Индией и Пакистаном и фактически стала арбитром в конфликте. Во всех предыдущих индопакистанских конфликтах Китай занимал нейтральную позицию. Теперь КНР может выступить посредником и на дипломатическом уровне разрешить кризис. К тому же, в понедельник стало ясно, что призыв Индии добиться полной изоляции Пакистана не будет реализован. Поддержку Исламабаду оказала Саудовская Аравия — главный региональный соперник Ирана и ключевой союзник США на Ближнем Востоке. По итогам недавнего визита в Исламабад наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана было подписано восемь соглашений, предусматривающих инвестиции в пакистанскую экономику в размере 20 млрд долларов. «Для Пакистана это великий день. Саудовская Аравия всегда приходила на помощь Пакистану, когда он в ней нуждался», — заявил премьер Пакистана Имран Хан. В свою очередь, саудовский наследный принц, отправляющийся из Пакистана с визитами в Дели и Пекин, предложил выступить посредником между враждующими сторонами. «Наша задача — попытаться добиться деэскалации между двумя странами и найти способ урегулировать разногласия мирным путем», — заявил глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр. Президент Турции Реджеп Тейп Эрдоган тоже не отказал Исламабаду в поддержке в телефонном разговоре с позвонившим ему премьер-министру Пакистана Имрану Хану.

Но, поскольку военная верхушка, поддерживающая терроризм, давно уже господствует в Пакистане, международные посредники смогут пока только снизить уровень напряжения. Для полного прекращения конфликта элиты обеих стран при начальном содействии КНР должны переговорным путем достичь мира. Министр иностранных дел КНР Ван И, назвав Китай «общим другом» Индии и Пакистана, выразил надежду, что обе страны «смогут вести диалог для установления фактов с помощью расследований, чтобы держать ситуацию под контролем и поддерживать мир и стабильность в регионе».