Закон и общество

Проституция по закону – очередной популизм или потребность общества?

25 января 2019 | 09:00

В Украине периодически возникает дискуссия, нужно ли легализировать проституцию. В этот раз повод дал генпрокурор Юрий Луценко, который высказался «за» узаконивание коммерческого секса. «С моей точки зрения, легализация и контроль над проституцией будут намного выгоднее обществу, чем сегодняшнее ее нелегальное процветание», — заявил он. Генпрокурор также считает, что такой шаг позволит искоренить огромный пласт коррупции среди силовиков и снизит уровень криминогенной ситуации в стране. Realist попробовал разобраться, насколько вероятна легализация проституции в Украине, и когда «древнейшая профессия» попадет в государственный классификатор профессий.

Попытка № 5

Одним из первых в независимой Украине легализовать проституцию предлагал в 2006 году Виталий Ярема тогдашний глава киевской милиции.

В 2007 году о такой необходимости громко заявил нынешний мэр Киева Виталий Кличко.

Депутат Верховной Рады предыдущего созыва Олег Новиков в 2009 году высказывался за выдачу патента на предоставление секс-услуг. Но свою идею в закон не трансформировал.

В мае 2015 года защитником работниц нелегальной секс-индустрии выступил нардеп от «Народного фронта» Михаил Гаврилюк. Известный козак с Майдана заявлял, что «ночных бабочек» нужно перевести в законное поле, чтобы «оградить население от венерических заболеваний». До написания соответствующего закона руки у Гаврилюка не дошли.

Генпрокурор Юрий Луценко - не первый, кто предлагает легализовать проституцию в Украине
Генпрокурор Юрий Луценко - не первый, кто предлагает легализовать проституцию в Украине

В сентябре 2015 года в парламент наконец был внесен законопроект о легализации проституции. Его автором выступил уже бывший представитель фракции «Самопомич» (сейчас во фракции БПП) Андрей Немировский.

Документ четко выписывал, кто может предоставлять коммерческие секс-услуги, кто ими может пользоваться, какими должны быть секс-заведения и где категорически запрещено их открывать. «Государство содействует развитию секс-заведений, использует методы повышения имиджа труда проституток, содействует деятельности профессиональных сообществ и общественных организаций в сфере проституции, деятельности секс-заведений. Проститутки пользуются всеми социальными гарантиями, которые предусмотрены Кодексом законов о труде и другими актами законодательства», — было сказано в статье 7 данного законопроекта.

Только до рассмотрения в сессионном зале законопроект Немировского не дожил. В октябре 2015 года нардеп его отозвал. «Общество не готово к такому шагу, да и отдельные заинтересованные люди нагнетали информационную волну, что мой законопроект — популизм, что такого нельзя делать, так как это — аморально и т. д. Думаю, со временем наше государство все-таки придет к этому. Легализация проституции — цивилизованный путь многих европейских стран», — сказал в комментарии Realist'y Андрей Немировский.

На сегодняшний день проституция легализирована не только в Нидерландах, но и в Латвии, Германии, Греции, Бельгии. Регулируется законодательно деятельность «жриц любви» в Финляндии, Шотландии, Норвегии и Болгарии.

Миллиарды в тени

«Такой бы закон помог искоренить коррупцию. Ведь на теневом коммерческом сексе уголовные дельцы и „оборотни в погонах“ зарабатывают миллиарды долларов. А после легализации эти деньги могли бы поступать в госбюджет», — говорит Андрей Немировский.

По самым скромным подсчетам в Украине количество вовлеченных в секс-индустрию насчитывает 150−200 тыс. человек.

«В столице минимальная и средняя такса одного час сексуальных услуг колеблется в районе 800 – 1200 грн. 4-5 часов в сутки девочки работают. За неделю могут заработать от 16 до 30 тыс грн. 50-70% от заработанного нужно отдать за «крышу». Считайте сами, сколько в масштабах Украины зарабатывают покровители секс-индустрии», - на правах анонимности рассказывает одна из девушек, которая около двух лет назад ушла из профессии.

Хотя, по ее словам, бросить проституцию не так уж и просто. Часто нужно откупиться от сутенеров («крыши») приличной суммой. «Меня отпустили за 7 тыс. долл», — откровенничает собеседница.

«Я не верю, что такой закон будет принят. Хотя бы по той причине, что среди покровителей секс-бизнеса есть не только силовики, но и народные депутаты. Их фамилии на слуху. Но называть их не буду. Завтра они подадут судебный иск против меня за клевету, а я не уверен, что при нынешней судебной системе смогу доказать свою правоту», — заявил в разговоре с Realist’ом экс-глава Главного следственного управления СБУ генерал-майор Василий Вовк.

Еще один фактор не в пользу легализации проституции — скрытность клиентов. «У нас этот бизнес всегда будет в тени. Нет смысла платить налоги, если клиенты не хотят показывать, что они за это платят», — сказал в комментарии Realist'y директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко. По его словам, в Украине уже фактически действует механизм легализации секс-услуг за деньги, которые неформально предоставляют те же ночные клубы или круглосуточные массажные салоны

Один из ночных клубов Одессы
Один из ночных клубов Одессы

Борьба или прессинг

В организации «Всеукраинская Лига «Легалайф Украина» убеждены, что вопрос легализации проституции перезрел. «Если эта профессия тысячи лет существует, и постоянно есть спрос и предложение, то она нужна. Поэтому следует выработать конкретные правила, по которым эта сфера деятельности будет регулироваться: просто декриминализация или полноценная легализация», — комментирует Realist'y директор организации Юлия Дорохова.

На сегодняшний день в Украине за занятие проституцией предусмотрена административная ответственность — 15 необлагаемых минимумов или 255 грн.

Но такая борьба не приносит результатов. Если говорить языком сухой статистики, то по подсчетам «легалайф Украина», с 1 января 2014 года по середину декабря 2018 года работниками полиции выявлено 10 642 административных правонарушения по статье 181−1 (занятие проституцией) согласно Кодексу административных правонарушений, и не факт, что по всем этим протоколам был уплачен штраф. В реальной же жизни данная статья КУаАП служит лишь для прессинга путан сотрудниками правоохранительных органов.

Не время и не место

Исследования Лондонской школы гигиены и тропической медицины, которая специализируется на изучении общественного здоровья, выявили закономерность. В странах, где секс-работа криминализирована, а работники сферы подвергаются задержаниям и арестам, они в три раза чаще могут сталкиваться с насилием со стороны клиентов, а вероятность заразиться ВИЧ или иным заболеванием возрастает вдвое.

«До революции (с 1843 по 1917 гг.) в России проституция была легальной. И тогда удалось победить сифилис (сотрудницы „домов терпимости“ проходили обязательные медосмотры — ), уменьшились случаи насилия, шантажа и других преступлений», — говорит Юлия Дорохова, глава «Всеукраинской Лиги «Легалайф Украина».

Она приводит для сравнения ситуацию с проституцией в европейских странах. «На моих глазах в Амстердаме в квартале „Красных фонарей“ развернулась такая история. Клиент хотел получить сексуальные услуги без презерватива. Барышня тут же обратилась к полицейскому, и тот стал на ее защиту. Проститутки — налогоплательщики наравне с людьми других профессий и пользуются такими же правами», — рассказывает Дорохова.

В нашей стране проститутки — вне закона, а значит, обратиться за защитой не могут.

Правозащитники и правоохранители, правда, уволившиеся из органов, единодушны: в ближайшее время не стоит ожидать легализации проституции.

Первое — к этому морально не готово наше общество. Даже ели парламентарии примут закон о легализации или декриминализации проституции, то реализовать его будет сложно. Какая громада согласиться, чтобы в их городке или районе большого города работал дом терпимости — вопрос риторический.

Второй фактор — большие деньги, которые крутятся в этой сфере и отработанные схемы коммерческих отношений в треугольнике «правоохранители — клиенты — работники нелегальной секс-индустрии». Тем не менее, по словам спикеров, дискуссия относительно узаконивания секс-индустрии и дальше будет периодически возникать. Но дальше слов, вряд ли, вопрос сдвинется.