Теракты на Шри-Ланке

Религиозные конфликты на Шри-Ланке: что могло стать причиной теракта

23 апреля 2019 | 13:12

В результате серии взрывов на Шри-Ланке было убито почти 300 человек. Хотя ни одна группировка все еще не взяла на себя ответственность за теракты, все больше источников предполагают, что с ними связана небольшая исламистская группа National Thowheed Jamath. В колонках для просветительского издания The Conversation религиоведы Андреас Йохансон (Швеция) и Мэтью Шмальц (США) рассказали о религиозной обстановке на острове, а Realist собрал главные тезисы о предпосылках для катастрофы.

Мусульмане Шри-Ланки

Мусульманская община Шри-Ланки распространена по всей стране, но составляет всего 9,7% населения острова. Хотя большинство шри-ланкийских мусульман являются суннитами, некоторые из верующих следуют мистическому течению ислама — суфизму.

Для большинства мусульман Шри-Ланки тамильский язык является родным, из-за чего их часто классифицируют как часть тамильского меньшинства острова, наряду с индуистами и христианами. Однако есть мусульмане, которые говорят на сингальском языке наиболее многочисленной этнической группы Шри-Ланки. Сингалы составляют 74,88% населения острова и в основном (70%) являются буддистами.

Истоки мусульманской общины Шри-Ланки прослеживаются до формирования торговых путей между Южной и Юго-Восточной Азией и Ближним Востоком. Торговцы из Ближнего Востока (арабы и персы) в VII веке имели коммерческие интересы на юге Индии, которые также распространились на Шри-Ланку. Эти ближневосточные торговцы женились на тамильских и сингальских женщинах и селились на востоке острова.

Португальцы, которые начали контролировать Шри-Ланку в XVI веке, использовали термин «мавр» для описания мусульман острова (как и для других мусульманских общин, с которыми сталкивались по всему миру). Как следствие, была установлена местная «мавританская» идентичность. В начале ХХ века некоторые мусульмане продвигали это как уникальную расовую принадлежность — «цейлонские мавры» (в колониальный период Шри-Ланка называлась Цейлоном). Они заявляли об арабском наследии, которое отличало их от местной тамильской общины, которая берет свое начало в южной Индии и северной части Шри-Ланки.

Мусульманские политические лидеры продолжали продвигать эту «мавританскую» идентичность, уделяя особое внимание коллективной арабской «кровной связи» и отмечая, что мусульмане острова не привязаны к какому-либо конкретному языку (хотя большинство из них говорят на тамильском).

Мусульмане молятся во время Ураза-байрам в Коломбо, Шри-Ланка / The Conversation / EPA
Мусульмане молятся во время Ураза-байрам в Коломбо, Шри-Ланка / The Conversation / EPA

Гражданская война

В 1956 году новый закон сделал сингальский официальным языком страны. Тамилы признали его дискриминационным и начали формировать группы боевиков. Напряженность накалилась в 1983 году, когда нападения тамилов на шри-ланкийскую армию повлекли за собой ответную реакцию сингалов. В период, известный как «Черный июль», целых 3000 тамильских мирных жителей были убиты. Это стало причиной гражданской войны, которая велась между правительством Шри-Ланки и рядом тамильских группировок (прежде всего «Тиграми освобождения Тамил-Илама») до 2009 года.

В начале конфликта некоторые тамильскоязычные мусульмане приняли сторону тамилов, но вскоре это изменилось, поскольку мусульмане также стали мишенью для тамильских сепаратистов. В одном из таких инцидентов в 1990 году «Тигры освобождения Тамил-Илама» убили около 150 человек, совершив набег на две мечети в городе Каттанкуди.

В разгар восстания «тамильских тигров» в Шри-Ланку пришли миссионеры исламского движения даава, принеся с собой «новые» идеи политического ислама. Это также вызвало столкновения между различными мусульманскими группами. Например, в одном из инцидентов 2006 года исламские фундаменталисты напали на суфийскую мечеть, подчеркнув разделение мусульманской общины.

Кроме того, в последние годы на Шри-Ланке несколько раз происходили столкновения мусульман с экстремистами-буддистами — сингальскими националистами. Это привело к гибели нескольких мусульман.

Но если мусульмане в Шри-Ланке стали мишенью для тамилов и сингалов, почему радикальная группа атаковала другое меньшинство — христиан?

«Скорее всего, эта военизированная группировка (если она действительно стоит за атаками) вдохновлена глобальным дискурсом джихада, который рассматривает Запад и западные институты, включая христианскую церковь, как всеобъемлющего глобального врага, — пишет Андеас Йохансон. — Каким будет исход для страны после этих атак, мы не знаем. Но на Шри-Ланке, похоже, началась новая глава насилия, и старые конфликты могут вновь обостриться».

Переведенные на тамильский язык речи Усамы бен Ладена в одной из мечетей Шри-Ланки / The Conversation / Andreas Johansson
Переведенные на тамильский язык речи Усамы бен Ладена в одной из мечетей Шри-Ланки / The Conversation / Andreas Johansson

Христиане Шри-Ланки

Приблизительно 7% из 21 миллиона жителей Шри-Ланки — христиане. Большинство из них являются католиками. Их община имеет долгую историю, которая отражает современную этническую и религиозную напряженность.

Именно португальский колониализм открыл двери для католицизма на Шри-Ланке. В 1505 году португальцы пришли на Цейлон, подписали торговое соглашение с королем Вира Паракрамабаху VII, а затем вмешались в борьбу за преемственность в местных королевствах.

Позже, когда Голландская Ост-Индская компания вытеснила португальцев, римский католицизм был возрожден благодаря усилиям святого Иосифа Ваза. Ваз был священником из Гоа, португальской колонии в Индии, и прибыл в Шри-Ланку в 1687 году. Народный фольклор приписывает ему множество чудес, таких как дождь во время засухи и укрощение дикого слона. Папа Франциск сделал Иосифа Ваза святым в 2015 году.

К 1948 году, когда Шри-Ланка обрела независимость от Великобритании, католики начали выставлять папский флаг вместе с национальным флагом Шри-Ланки во время празднования Дня независимости. Но напряженность усилилась в 1960 году, когда правительство Шри-Ланки поставило под угрозу независимость католической церкви, захватив церковные школы. В 1962 году офицеры католической и протестантской шри-ланкийской армии предприняли попытку государственного переворота с целью свержения правительства тогдашней премьер-министра Сиримаво Бандаранаике. Предполагается, что причиной восстания было усиление буддийского присутствия в армии.

Этнические и религиозные различия

25-летняя гражданская война в Шри-Ланке разделила католическую общину. «Тигры Освобождения Тамил-Илама» сражались против правительства и стремились построить отдельное государство для своей общины в северной и восточной частях острова. Мятежники включили католиков в свои ряды, но в армии Шри-Ланки также были христиане, занимающие руководящие посты.

Католические епископы из тамильских и сингальских районов не смогли выработать последовательный ответ на конфликт. Они даже не смогли договориться о прекращении огня во время рождественских праздников.

Флаг “Тигров Освобождения Тамил-Илама” / Wikipedia
Флаг “Тигров Освобождения Тамил-Илама” / Wikipedia

В последние годы на Шри-Ланке наблюдается рост воинственных форм буддизма, и христиане были в числе его целей. Например, ультранационалистическая буддийская организация «Боду бала сена» (также известная как «Сила буддийской власти») потребовала от папы Франциска принести извинения за «зверства», совершенные колониальными державами.

Находясь в меньшинстве, католицизм все же имеет сильное культурное влияние в стране. Например, на севере Шри-Ланки находится важное место паломничества Мадху, посвященное Деве Марии, которое папа Франциск посетил в 2015 году. Шри-ланкийские католики также стали видными в глобальном католицизме: кардинал-епископ Коломбо Малкольм Ранджит в 2013 году был кандидатом в Папы до конклава, который в итоге избрал папу Франциска.

Папа Франциск в Коломбо, 2015 год / The Conversation / AP
Папа Франциск в Коломбо, 2015 год / The Conversation / AP

Бессмысленная мишень

В нападении на христиан правительство Шри-Ланки обвиняет малоизвестную исламистскую группировку National Thowheed Jamath, которая приобрела известность после порчи четырех статуй Будды возле храмов в городе Маванелла в 2018 году. Но с этой версией согласны не все: издание The Atlantic пишет, что теперь следствию придется разработать версию, как возможности группы взлетели от вандализма до сложной многоплановой атаки. Такие теракты требуют опыта и планирования. Боевики должны быть радикализованы, завербованы и обучены для проведения атаки такого масштаба. Также у них должно быть место и материалы для изготовления бомб.

«Это не имеет смысла, — заявила Кристин Фэйр, эксперт по терроризму в Южной Азии и доцент Джорджтаунского университета (США). — National Thowheed Jamath никогда ранее не нападали на церкви. Более того, Шри-Ланка, как правило, не видела напряженности между мусульманами и христианами. Гораздо более вероятно, что в теракт вовлечена внешняя группа, базирующаяся на индийском субконтиненте, например, «Исламское государство» или «Аль-Каида».

Рита Кац, директор SITE Intelligence Group, которая отслеживает деятельность джихадистов в сети, отметила в Твиттере, что скоординированные атаки на церкви являются отличительной чертой ИГИЛ. Террористическая организация проводила аналогичные операции в Египте и на Филиппинах, и хотя исламизм в последние годы не был большой проблемой для Шри-Ланки, ИГИЛ опубликовало некоторые из своих заявлений на тамильском языке.

Пока не ясно, связаны ли National Thowheed Jamath с ИГИЛ или другими террористическими организациями, но группы джихадистов успешно вторгались в те части мира, где ранее почти не имели влияния, например на Филиппины и в Индонезию. Так, в 2016 году 32 шри-ланкийских мусульманина присоединились к ИГИЛ. Это крошечная доля мусульманского населения страны, но достаточно значимая, чтобы правительство обратило на это внимание. Неизвестно, вернулся ли кто-нибудь из них домой.

Церковь Святого Себастьяна в Негомбо, место взрыва / The Conversation / AP
Церковь Святого Себастьяна в Негомбо, место взрыва / The Conversation / AP

Напряженность между говорящем на сингальском языке большинстве и мусульманами возросла после окончания гражданской войны, а в обществе росли исламофобские настроения, вызванные в основном дезинформацией в социальных сетях. Предотвратить катастрофу помешали и политические распри. В марте 2018 года буддисты-экстремисты атаковали принадлежащие мусульманам предприятия и места поклонения, по меньшей мере двое мусульман были убиты. The Atlantic пишет, что даже в этот период премьер-министр Ранил Викрамасингхе и президент Майтрипала Сирисена не общались. Двое мужчин — злейшие враги, соперничество которых подтолкнуло Шри-Ланку к конституционному кризису, который был разрешен только в 2018 году благодаря вмешательству Верховного суда.

Многочисленные предупреждения об атаках на церкви были проигнорированы и не попали к Викрамасингхе. Неясно, произошло ли это из-за некомпетентности, из-за соперничества с Сирасеной, который контролирует полицию и военных, или из-за бюрократической волокиты. Но пока поиск ответов продолжается, появляются первые последствия: мусульманские рыбаки в городе Баттикалоа на востоке страны подверглись нападению после взрывов, а религиозная и этническая разобщенность на Шри-Ланке растет.