Отношения Украина-Беларусь

Военный союз Россия-Беларусь: к чему готовиться Украине?

21 декабря 2018 | 14:30

19 декабря появилась официальная информация о том, что российский президент Владимир Путин одобрил оборонную доктрину Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь. 20 ноября эту информацию подтвердило и Министерство обороны Беларуси. В ноябре этого года документ был одобрен белорусским правительством (Советом Министров), после чего направлен для одобрения Советом Министров Союзного государства. Для Украины официальное оформление военного союза государства-агрессора с приграничной Беларусью создает новые вызовы и ставит дополнительные задачи в сфере национальной безопасности, решать которые следует безотлагательно.

Вопросы для Украины

«Военная доктрина и ее положения напрямую связаны с приоритетными направлениями и первоочередными задачами дальнейшего развития Союзного государства на 2018−2022 годы», — говорится на сайте оборонного ведомства Беларуси. В Кремле утверждают, что военная доктрина Союзного государства будет носить исключительно оборонительный характер. «…не может не настораживать то, что происходит сегодня на территории сопредельных государств… Идет расширение военной инфраструктуры, в течение суток у наших границ может быть сосредоточено 120−150 тысяч человек (войск НАТО — R°). Не учитывать эти моменты ни в коем случае нельзя», — заявил член комитета Совета Федерации Федерального Собрания Р Ф Франц Клинцевич.

Если Украина определена главной угрозой российской безопасности, каковы будут действия по локализации этой угрозы со стороны Беларуси в рамках ее собственной оборонной доктрины и в рамках Союзного государства? Ведь обозначено «общее белорусско-российское пространство безопасности».

Учитывая секретный характер документа, перед Украиной такие заявления ставят целый ряд вопросов. К примеру, если воздушное пространство Беларуси нарушит самолет, то кто примет решение о его атаке? Белорусская сторона утверждает, что приказ может отдать только Лукашенко. Но развернутые на западном направлении силы и средства российских вооруженных сил позволяют сбить этот самолет и по команде Путина, если тот посчитает это угрозой для России. При этом, еще расскажет очередную сказку про то, что их радары фиксировали «украинские Ф35», которые спрятались за пассажирским самолетом, как это было со сбитым малазийским Боингом в 2014 году, или в Сирии с российским самолетом.

В таком случае у украинской стороны возникают логичные вопросы. Во-первых, после последнего голосования Беларуси в ООН против Резолюции по Азовскому морю, когда даже Казахстан не стал голосовать «против», понимая степень угрозы для международного права. Хотя Астана не просто дружественна Кремлю, но участвует в постсоветских интеграционных проектах (ОДКБ, ЕврАзЭС, СНГ). Хватит ли духу у Лукашенко признать правду и выступить против кремлевских провокаторов?

Во-вторых, есть ли у Беларуси силы и средства для защиты своего воздушного пространства от подобных провокаций со стороны той же России? Ведь если это окажется белорусский боинг, то ситуация будет выглядеть как акт агрессии со стороны Украины. Тогда будут задействованы механизмы по отражению агрессии, и Беларусь вынужденно включается в конфликт на стороне своего союзника.

Пока белорусская сторона не предъявит реальных механизмов защиты от подобных провокаций Кремля, Украина вынуждена укреплять свои северные границы вне зависимости от степени лояльности белорусского руководства к Киеву.

В первую очередь, это касается усиления противовоздушной противоракетной компоненты. По мнению ряда украинских экспертов, характер действий, отрабатываемых на последних российско-белорусских учениях «Запад-2017», а также особенности ландшафта свидетельствуют о том, что наиболее эффективным способом агрессии с севера станут воздушные и ракетные атаки.

Беларусь становится все опаснее для украинцев

Понятие «общего пространства безопасности» включает в себя не только военный компонент, но и антитеррористическую деятельность, противодействие радикальным и экстремистским организациям, криминальным группам. Недавно в рамках ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности — военно-политический союз вокруг РФ) достигнуто соглашение о создании общего списка террористических и экстремистских организаций.

Как только соглашение о взаимном признании будет ратифицировано, 150 тыс. украинцев, воевавших на Донбассе, волонтеров и бизнесменов, поддержавших армию и попавших в списки розыска Москвой, могут быть объявлены террористами и останутся беззащитными не только в России, но и в Беларуси.

Вместе с тем, история украинцев Павла Гриба и Павла Шаройко (оба были схвачены и арестованы в Беларуси) доказывает, что фактически такое соглашение уже работает. У Минска пока остается одна лазейка не испортить отношения с Киевом. Гарантом ее выступает лично президент Лукашенко, благодаря которому под давлением украинских консулов наших «экстремистов» высылают в течении 24 часов.

Но как только уже официально оформленное соглашение заработает в полную силу, не исключено, что и в Беларуси будут судить украинских граждан так, как это происходит в России.

Особенно это становится актуальным после заявлений российского премьер-министра Дмитрия Медведева об углублении интеграции в рамках Союзного государства, которая предполагает не только общую валюту и таможенные органы, но и общую судебную систему.

В связи с этим наш министр иностранных дел Павел Климкин рекомендовал украинцам воздержаться от поездок в Беларусь, а всем пересекающим границу с ней рекомендуется регистрироваться в посольстве Украины или хотя бы сообщать о своих визитах в консульскую службу.

Сложившаяся ситуация ставит под угрозу экономическое сотрудничество Украины с Беларусью. Если завтра украинский инвестор вдруг окажется в базе данных розыска Российской Федерации как финансист «экстримистов», то ему повезет, если по своей доброте белорусы позволят покинуть страну, но при этом придется оставить свои инвестиции и бизнес проекты на территории Беларуси. В худшем случае он окажется в российской тюрьме.

Ослабление последнего форпоста

Постоянное усиление российского влияния в секторе безопасности требует от Украины более эффективно использовать оставшееся у Лукашенко время на посту президента Беларуси, чтобы усилить свои северные границы. Ведь, по сути, Бацька — последний форпост на пути Кремля к дружественному поглощению созданной им «корпорации Беларусь», а, следовательно — и к свободному доступу к нашим северным границам.

Но уже сегодня очевидно, что Лукашенко постепенно теряет контроль в своем государстве. Окружение белорусского президента начинает его просто подставлять, как это было со 160 тыс. украинскими беженцами (хотя по данным миграционной службы Беларуси, их было лишь 42 тыс.), с нескончаемыми потоками оружия из Украины (когда статистика свидетельствовала о его снижении), провокациями джипов на границе (водителя которого так и не нашли).

Часть белорусских чиновников уже просто игнорируют своего президента, как в случае с вещанием украинского телеканала в Беларуси, который спустя три года заявлений, так и не вещает по сей день, а также с регулярными ночными задержаниями и высылками украинских граждан.

Остается открытым вопрос передачи власти в Беларуси и преемственности курса в отношениях с Украиной. Мы видим все нарастающее давление Москвы на Минск и лично на президента Лукашенко, чтобы наконец выдавить Бацьку с политической арены. При этом, перспективы сохранения политического курса не просматриваются, из-за чего Украина не рискует развивать долгосрочные совместные проекты.

Инерция в отношениях

Ключевая проблема отношений Украины с Беларусью кроется в разнице социально-политической системы наших государств. В этом плане белорусский «государственный корпоративизм» сталкивается с украинским «государственным функциональным символизмом». Для украинцев государство -уже не «руководящая и направляющая» система, а набор функций и символов.

Украинская политика окончательно замкнулась в пространстве символических категорий суверенитета, конституции, вере, понимании, кто наши друзья, а кто враги, и реальной политики. Отсюда и наши стратегические интересы, во многом, определенные конфликтом с Россией и поисками выхода из него с минимальными потерями. Для нас важны голосования в ООН и ПАСЕ, поддержка в ОБСЕ и иностранных правительств.

А для Беларуси важна, прежде всего, экономическая независимость, которую она может получить лишь за счет экстенсивного расширения рынков сбыта для своей экспортно-ориентированной экономики. По сути, между нашими странами на сегодня нет общих интересов.

Минск, сдавший свое «символическое» пространство Москве в обмен на дотации и займы, не в состоянии предложить Киеву какой-либо проект, отвечающий украинским стратегическим интересам и усиливающий наши позиции.

В тоже время Украина, открывая свои рынки для белорусских товаров больше теряет, чем выигрывает. Помимо роста отрицательного торгового баланса, Киев получает еще и постоянные плюхи на стратегических направлениях в работе на международных площадках (ООН и ОБСЕ), а также в вопросах безопасности украинского бизнеса и наших в Беларуси.

Для украинских политиков, которые работают на рейтинг популярности внутри страны и репутацию в глазах Запада, Беларусь становится не просто непонятным, но все более токсичным фактором.

В итоге, на сегодня отношения между Украиной и Беларусью максимально персонализированы на уровне президентов и подкреплены их личными бизнес-интересами, а горизонтальные коммуникации между институтами государства сведены к нулю. Результат сложившихся дисбалансов наглядно продемонстрировал экспертный опрос «Украинской призмы». По словам работавшим над проектом, Беларусь оказалась четвертой в списке врагов Украины.