Выборы в Эстонии

Восьмые парламентские выборы в Эстонии как образец парламентаризма в ЕС

07 марта 2019 | 08:00

3 марта в Эстонской Республике состоялись восьмые выборы парламента (Рийгикогу). Они проведены, в соответствии с Конституцией страны, через четыре года после предыдущих, проведенных 1 марта 2015 года. По пропорциональной системе 101 парламентарий избирался на четырехлетний срок, на парламентские мандаты претендовало 1099 кандидатов из 10 партий, а также 15 независимых кандидатов. При этом в Эстонии сложная система парламентских выборов, так как там избиратель должен проголосовать за конкретного кандидата от партии. Далее путем набора большинства голосов политик может попасть в парламент независимо от показанного его партией результата. В выборах в Эстонии имеют право участвовать партии (без образования блоков) и отдельные кандидаты (в возрасте от 21 года). Избирательным правом обладают граждане с 18 лет, кроме лиц осужденных судом за совершение преступления и отбывающих наказание в местах лишения свободы (это положение критикуется Евросоюзом). Избирательного права также лишены граждане России и лица без гражданства (14% населения).

Проходной электоральный барьер составляет 5%. Около 63% эстонцев из почти миллиона избирателей (950 тыс. избирателей) в этом году приняли участие в парламентских выборах на 451 избирательном участке. По прогнозам аналитиков, сделанными перед выборами, Центристская партия премьер-министра Юри Ратаса рассчитывала получить более четверти голосов, такого же количества ожидала «Партия реформ». Евроскептики из Консервативной народной партии (основные критики действующего правительства) надеялись получить около 20%, что значительно больше результата выборов в 2015 году (8%). Особенностью нынешних парламентских выборов стало досрочное электронное голосование по интернету. По данным Республиканской избирательной комиссии, в ходе досрочного интернет-голосования, закончившегося 27 февраля, в выборах приняли участие 247,2 тыс. граждан.

Realist проанализировал чем отличаются эти выборы от предыдущих и какие выводы должна сделать Украина из эстонского опыта.

Здание парламента Эстонии
Здание парламента Эстонии

Результаты прошедших выборов оказались ошеломляющими для правящей Центристской партии. Первое место завоевала оппозиционная праволиберальная Партия Реформ с 28,8% голосов (в 2015 году — 27,7%), а центристы заняли второе место с 23,1% (в 2015 году — 24,8%), третье место заняли представители Консервативной народной партии Эстонии с 17,8% (в 2015 году — 8,1%). Кроме названных, 5-ти процентный барьер преодолели партия «Отечество» с 11,4% (в 2015 году — 13,7%) и социал-демократы 9,8% (в 2015 году — 15,2%).

Аналитики считают, что действующее правительство «перемудрило» с налогами, и эта налоговая неразбериха с пропорциональным подоходным налогом была негативно воспринята электоратом. В итоге правящая Центристская партия, погрязшая во внутрипартийных интригах и сместившая лидера Эдгара Сависаара, рассчитывавшая на голоса «русских» избирателей, проиграла, а более националистические партии (консерваторов и реформ) существенно увеличили число своих сторонников. Это вполне соответствует тенденциям в Евросоюзе, где национализм становится все больше популярным среди избирателей. Консервативная партия шла на выборы под антииммигрантским лозунгом «Эстония для эстонцев». Европейских наблюдателей встревожило то, что за неделю до парламентских выборов в Эстонии прошло факельное шествие, организованное националистической Консервативной народной партией совместно со своей молодежной организацией «Синее пробуждение» и посвященное отмечаемой в этот день 101-й годовщине республики. Комментируя убедительную победу крайних правых националистов, эксперты отмечают, что эстонское общество десятилетиями готовили к «торжеству националистической идеи».

Зал заседания парламента Эстонии
Зал заседания парламента Эстонии

По полученным результатам, «Партия реформ» претендует на формирование коалиции и состава правительства, а лидер партии — Кая Каллас станет первой женщиной — главой эстонского правительства. Как сообщил ERR со ссылкой на заявление лидера реформистов, Каллас не исключила возможного союза с правящей до сих пор Центристской партией.

Она считает, что «вдвоем управлять проще, чем втроем», но на пути такого объединения, по ее словам, стоят серьезные противоречия в мировоззрении двух основных партий страны.

«Если мы посмотрим на программы партий, то с Центристской партией у нас будут большие различия в трех вопросах: налоги, гражданство и образование на эстонском языке», — отметила Каллас.

Ведь ее партия выступает за полный перевод образования на эстонский язык и отказ от смягчения условий предоставления гражданства Эстонии. Тем не менее, аналитики склонны считать, что более реальным вариантом формирования правительства является привычная по последним десятилетиям «тройственная коалиция», составленная из Партии реформ, Социал-демократической партии и партии «Отечество». Фактически Партия реформ заменит собой в действующей коалиции Центристскую партию. Даже Каллас уже сказала, что «с двумя этими партиями у реформистов по своим взглядам больше сходства, чем с центристами». К этому она добавила: «Мы будем иметь в виду и обсуждать все возможные варианты коалиции. Переговоры только начинаются». Эстонскую консервативную народную партию, тоже вошедшую в парламент и показавшую третий результат, реформисты не будут привлекать к коалиционным переговорам. О непреодолимых идеологических расхождениях с консерваторами руководство Партии реформ заявляло еще до выборов, чем успокоило европейских наблюдателей, не ожидавших, что ультраправые националисты наберут вдвое больше голосов, чем на предыдущих выборах. Центристы также выступают против коалиции с националистами.

Первая женщина — глава эстонского правительства

Если коалиционные переговоры по формированию правительства завершатся успешно (по закону на это отводиться 14 дней), то после утверждения президентом Кая Каллас станет первой женщиной — премьер-министром Эстонии. Следует отметить, что в личном зачете Каллас набрала на парламентских выборах 20 083 голоса избирателей, больше всех остальных кандидатов.

41-летняя Кая Каллас закончила юридический факультет Тартуского университета в 1999 году. До 2011 года работала адвокатом. В 2010 году стала членом Партии реформ. В 2011 году она сразу была выбрана в парламент страны, набрав 7157 голосов. На выборах 2014 года Каллас, баллотируясь в Европейский парламент, получила уже 21 498 голосов.

В декабре 2017 года Кая Каллас рейтинговым голосованием была выбрана председателем Партии реформ. Ее стремительная политическая карьера объясняется тем, что она приходится дочерью основателю Партии реформ и бывшему премьер-министру Сийма Калласу. С 2004 года Сийм Каллас занимал ведущие должности в Еврокомиссии, вплоть до вице-президента. Будучи евродепутатом, Кая Каллас посещала Украину в 2016 году и выступала за ускорение Украиной процессов реформирования.

Наблюдатели из Европейского Союза уверены, что новая коалиция во главе с Каей Каллас справится с националистическим напором и отношение Эстонии к текущим проблемам Европейского Союза и НАТО не изменится. Хотя наблюдатели отмечают негативное отношение Партии реформ к миграционной политике ЕС.

Очевидна ли коалиция Партии реформ с партией «Отечество» и партией социал-демократов?

Исходя из набранных голосов избирателей на парламентских выборах, Партия реформ получила 34 депутатских мандата, Центристская партия — 26 мандатов, Консервативная народная партия Эстонии (евроскептики) — 19 мандатов, партия «Отечество» — 12 мандатов и социал-демократы получили 10 мандатов. Очевидно, что такие же предпочтения избирателей сохранятся и на майских выборах в Европейский парламент. Остальные партии не смогли преодолеть пятипроцентный барьер для прохождения в парламент. Так, Партия «Эстония» набрала 4,5% голосов, партия «Зеленые Эстонии» — 1,8%, партия «Богатство жизни» — 1,2%, Свободная партия — 1,2% и Объединенная левая партия Эстонии набрала всего 0,3%. Показательна судьба Свободной партии, имевшей 8 мандатов в парламенте минувшего созыва. Функционеры партии объясняют провальный результат отсутствием необходимых финансовых средств для пропаганды программы партии через СМИ. Отсутствие средств весьма характерно для малых партий в Эстонии.

Еще одной особенностью в парламентских выборах в Эстонии наблюдатели отмечают то, что все партии в своих программах, предвыборных дебатах и предвыборных рекламах показывают как они будут работать в правительстве, если войдут в правящую коалицию. Свое же видение парламентской, законотворческой деятельности в парламенте партии практически не показывают вовсе. Аналитики называют такие прошедшие выборы не «парламентскими», а «правительственными».

Несомненно, также и то, что парламентаризм в Эстонии стремительно приближается к двухпартийной системе. Еще десять лет назад Партия реформ, уверено победив на выборах, в повседневной работе ни чем себя не проявила и на следующих выборах проиграла. Тем не менее, избиратель снова вернулся к ней, поскольку остальные партии были малоактивны, не имели развитой местной сети первичных организаций или не достаточно четко формулировали свои программы. И теперь центристы уйдут в оппозицию, критикуя реформистов как ведущую силу в правительстве. А новому правительству придется нелегко, поскольку нужно завершить налоговую реформу, продолжить начатые преобразования в системе среднего и высшего образования, разобраться с позицией относительно Брекзита, резко ухудшающего положение эстонских гастарбайтеров в Британии, определиться по поводу строительства узкоколейной Балтийской железной дороги, а также снять подозрения относительно существования в Эстонии обширной международной финансовой сети по «отмывке» денег.